В один из дней майских праздников Андрей не смог меня сопровождать в магазин строительных товаров и прислал своего помощника, пообещав подъехать попозже. С помощником было скучно. Если сам Андрей начинал спорить, критиковать сделанный мною выбор, темпераментно заявлять, что не даст мне развести в квартире стразы и золотые купола, а будет всеми силами сдвигать меня к европейской моде на интерьеры, то помощник просто вяло ходил за мной и никак не реагировал на мои попытки его расшевелить.

Что касается «страз и золотых куполов», то я сама в свое время попросила Андрея мне помочь. Налиставшись в Москве интерьерных журналов, я обрела стойкое отвращение к московской манере оформления помещений. Я уже говорила, что резанула повышенная демонстративность и неоправданная вычурность работ дизайнеров. Создавалось впечатление, что интерьер не отражал характер и привычки хозяина, а создавал видимость сложной и неоднозначной натуры из обычного человека. А если у меня и так более чем сложная и неоднозначная натура, то как мне быть?

Ориентироваться на свои увлечения я тоже не могла. Ирландский язык, айкидо и горные лыжи плохо сочетаются в одном интерьере. Что же мне теперь повесить на стенку ирландскую арфу, самурайский меч и картинку с заснеженными вершинами Кавказа? Будет пошло и смешно. Обсуждая с Андреем модели плиты и холодильника, я заметила, что у него очень хороший вкус.

- Андрей, не дайте мне напихать в квартиру все, что увидят мои горящие глазки и схватят загребущие ручки! – попросила я его по дороге в хозяйственный магазин. – Я хочу европейской лаконичности, но дорогой лаконичности. Мраморный камин и без моих буйных фантазий дает определенную ноту всему интерьеру. Не дайте мне превратить квартиру в имитацию антикварной лавки Ксюши Собчак. Мне хочется чего-то более естественного, более «экологически чистого» что ли…

- «Охотничий домик» в деревенском стиле Вам тоже не подойдет, - уверенно произнес мой собеседник. И мы ехали в магазин, где, к моему великому удовольствию, начиналось наше шоу. Я показывала на то, что мне нравится.
- Нет, - отвечал Андрей, - это – выглядит дешево.
- Ок! – раздражалась я, - тогда что с Вашей точки зрения выглядит дорого?
- Вот это! – он показывал мне что-то невероятно жесткое и по-мужски свирепое.
- Андрей, я – загадочная дама серебряного века! А вы мне показываете плитку в квартиру для главного редактора толстого журнала для мужчин!

Он хохотал взахлеб, пугая продавщиц.
- Вы не о том подумали! – возмущалась я. – Это журнал финансовой аналитики и обзора новинок литературы! – и шоу продолжалось.
- А как насчет этого? – я вопросительно поднимала на него глаза.
- Простовато, - отвечал Андрей, и мне казалось, что он дразнит меня специально.

Отчаявшись прийти к единому мнению, мы звали продавца-консультанта.
- Покажите нам, что у вас есть хорошего? – с ясными глазами и обворожительной улыбкой начинал мой компаньон длинную игру. Не подозревающие, что их ждет, продавцы, приносили каталоги или показывали нам стенд с новинками. Андрей просил их принести сами плитки, разложить все на полу, чтобы мы могли оценить, как это будет смотреться, потом принести другие плитки, потом вернуть первые, потом разложить образцы рядом, чтобы мы могли сравнить. Пик кайфа наступал, когда мы одновременно указывая на товар, в унисон говорили «Да, это – именно то, что надо». Мы записывали номер товара по каталогу, чтобы Андрей мог сделать заказ, когда будет нужно, и ехали дальше.

Моим очередным удивлением был факт, что в Риге нет магазинов типа московских «Леруа Мерлен» или «ОБИ», где можно купить сразу все. Магазины строительных товаров разбросаны по всему городу, и весьма непросто понять, каков общий ассортимент. В итоге, Андрей оставил меня на своего помощника, пообещав приехать к моменту принятия решения и оценить наш выбор. Но помощник, повторюсь, оказался вялым, я никак не могла завестись по-настоящему и включиться в процесс на полную катушку.

- Здесь нечего смотреть, - недовольно пожав плечами, процедила я в одном из магазинов. – Где еще продаются обои? Я хочу знать, что вообще предлагается.
- Мы можем поехать в один магазин, но он очень дорогой, - осторожно заметил помощник.
- Бог с ним! Пусть будет дорогой! Я хоть пойму, что мне нравится, а потом будем искать аналогичное, но в другой ценовой категории.

Тяжело вздохнув, помощник согласился, и мы приехали в невероятно шикарный магазин эксклюзивных интерьеров и выставочных образцов. Покупателей в этом магазине почти не было. Тишина стояла такая, что было слышно, как журчит вода в фонтане в центре зала. Продавцы-консультанты скользили между отделами бестелесными тенями. Однако, до того практически безучастный помощник, слегка оживился.

- Посмотрите сюда, - тихо сказал он, - вот здесь лучшее, что есть. Что Вам нравится из этого?
- Мне вот это, - я показала на один образец, - и вот это, - стараясь говорить шепотом, чтобы не возмущать слишком гармонично оформленное пространство магазина.

В отделе обоев у меня закружилась голова, потому что нравилось слишком многое. Перебрав больше двадцати вариантов, я остановилась на обоях, сделанный под шелк, с рисунком из крупных цветов, но без Андрея решиться на них не могла. Я понимала, что обои нравятся мне просто так, без привязки к квартире, и очень хотела, чтобы он громко и ядовито высказался на эту тему.

Наконец, к нам беззвучно подошла консультант бальзаковского возраста, больше похожая на экскурсовода, чем на продавца.
- Мне нравится вот это, - я показала на облюбованные мною малиновые цветы на кремовом фоне, - что у вас есть похожее?
Я понимала, что не сказала ничего, но мне нужно было хоть как-то обозначить свою потребность. Я очень надеялась на то, что дама, выглядящая как экскурсовод, разбирается в интерьерах и сумеет задать мне нужные вопросы, чтобы понять, что вертится в моей голове на уровне «хочу чего-то особенного».

Моя надежда оказалась напрасной, потому как дама принесла мне каталог с фотообоями, чего я точно не хотела, и мы начали с ней медленно перелистывать страницы. Она не хотела показывать, я не хотела смотреть, но мы обе делали вид, что нам очень интересно то, чем мы занимаемся. Наконец, позвонил Андрей, что подъехал к парковке и через пять минут сможет к нам присоединиться.

Я представила себе, что начнется, когда он в своей обычной манере начнет выяснять, что нам удалось выбрать и решила предупредить даму бальзаковского возраста.
- Мадам, - я старалась говорить проникновенно, - к нам подъехал наш друг, он – серьезный клиент, но у него такая специфическая манера общаться. Он сейчас начнет громко орать, Вы, пожалуйста, не пугайтесь. Скорее всего, мы сделаем сегодня заказ, и скорее всего, этот заказ будет большим. Вы просто не пугайтесь, ладно?

Дама посмотрела на меня глазами вяленой рыбы, но больше мне ничего не удалось добавить, потому что Андрей широкими шагами шел прямо к нам. Я завизжала от радости.
- Андрей! Как я Вас ждала! У нас без Вас ничего не получается! Жуем сопли третий час! Срочно нужны Ваши волевые решения!

Мой компаньон вежливо поздоровался с дамой-консультантом. И, о чудо, вяленая рыба слегка оживилась и заулыбалась.
- Вы извините, к нам серьезный клиент из Москвы приехал. Она так шумит, потому что очень волнуется. Вы уже что-то выбрали?
- Мне нравятся вот эти цветочки! – я почти тянула Андрея за рукав пиджака к стенду с образцами, проглотив извинения за свою собственную манеру общения, – но я чувствую, что они не очень подходят. Надо что-то подобное, только другое.

Как ни странно, но он понял, что я хотела сказать.
- Принесите каталог с итальянскими обоями, тот, где есть крупный растительный рисунок. Нужны тона естественных оттенков. Возможно, пшеничные, возможно, бледно-зеленые, возможно, бежевые.  

Кокетливо улыбаясь, дама засеменила к шкафу с каталогами. Через двадцать минут визга, хохота и пошловатых анекдотов мы выбрали все, что было нужно.
- Андрей, мне еще понравилась тут одна штука, но я не знаю, куда это может подойти. Пойдемте, пожалуйста, посмотрим! – я канючила, как ребенок, выпрашивающий у родителей новую игрушку.
- Слушайте, а в этом что-то есть… - задумчиво произнес Андрей, рассматривая тот образец, на который я притащила его посмотреть. – Я даже знаю, куда это подойдет. Помните у нас в коридоре есть металлический столб, который поддерживает ваш потолок? Я Вам говорил, что мы долго рассчитывали жесткость всей конструкции и поняли, что межэтажная плита на такой площади не может лежать без дополнительной опоры. Мы, конечно, этот столб зашьем в короб, но его надо как-то обыграть. И если мы сделаем кусок стены перед этим столбом вот такими обоями, а на сам столб повесим чугунный уличный фонарь, то по-моему будет очень круто.

Меня залил детский восторг. На этих обоях был узор из… темных и светлых листьев, от темно-серого до бледно-лимонного оттенков. Освещенные таким фонарем, они смотрелись бы прекрасно, невзирая на то, что никак не сочетались ни по цвету, ни по рисунку с тем, что мы приглядели для общего фона стен.

Такая неожиданная полумистичная вставка почти из другого измерения в общую очень материальную атмосферу интерьера моей квартиры как нельзя лучше отражала самую суть моего характера. В добротный и уютный дом врезался кусок ночного парка, может быть, из Парижа, может быть из Лондона, может быть, из Санкт-Петербугра, а может быть, из Города, который я иногда вижу во сне.

12 мая 2011 г.

<< Предыдущая статья

 

Следующая статья >>

Все материалы сайта принадлежат SIA NEKS и
торговой марке ® Latzeme.su

Web-design: Maírin; copyright © 2011-2016