Утром следующего дня Андрей позвонил мне в гостиницу.
- Марина, я не хочу Вас заставлять покупать эту квартиру, честное слово! Я понимаю, что Вы расстроены тем, что пока мало что складывается, но не принимайте решения поспешно. Давайте вот что сделаем, я после обеда буду свободен, и готов заехать за Вами и просто показать Вам город. Что в принципе здесь есть, и по каким ценам.

- Да, было бы здорово! - С деланным энтузиазмом в голосе ответила я.
- Марина, Вы не обязаны покупать что-то именно у меня! – Андрей инстинктивно почувствовал фальшь в моей реплике. – Я Вам просто покажу город и все! Вы хотя бы будете понимать, о чем речь, если решите искать квартиру через агентство.

Он как будто прочитал мои мысли, потому что до его звонка я, расстелив на столе карту Риги, обреченно рыскала по сайтам рижских агентств недвижимости. Дилемма заключалась в следующем – звонить в очень красиво раскрученное агентство, означало, заплатить огромные комиссионные. Ведь на что-то всю эту красоту и видимую крутость надо содержать, - думала я. - Скорее всего, там будут очень вышколенные мальчики и девочки, говорящие на трех языках, которые достаточно грамотно отпрезентуют мне пару, в лучшем случае, тройку квартир и все. Потом я пройду в очень красиво оформленный офис с приятными девочками  на reception и подпишу какую-нибудь бумажку, согласно которой я обязуюсь не обращаться в другие агентства, не пытаться напрямую выйти на продавца квартиры, и что-нибудь непременно еще столь же сложно выполнимое.

По-моему, именно это и называется «эксклюзивный договор с покупателем о подборе объекта недвижимости», согласно которому я должна буду взять на себя кучу разных обязательств, которые, в принципе, можно и не исполнять… но через договор со своей совестью. Мне трудно нарушать обязательства, под списком которых я поставила свою подпись.

Второй вариант, найти контору попроще, но здесь тоже радости будет мало. Недостаточно хорошо обученные весьма специфическому риэлтерскому бизнесу агенты, которые не любят свою работу, и, скорее всего, уже потеряли надежду на заработок, будут так же показывать мне то, что у них есть. Если мне ничего не понравится, а, скорее всего, именно так и случится, то они будут искать мне квартиру в каталогах дорогих агентств, и тогда мне придется заплатить еще больше…  

Не то, чтобы я стремилась к халяве, но платить хочется за то, что, действительно, стоит денег, а чувствовать себя пухлым кошельком, а не человеком, мне давно надоело. Тем более, что представления о степени «пухлости» моего кошелька, чаще всего сильно преувеличены. Прожив в Москве много лет, я привыкла, что все свое состояние надо носить на себе, постоянно демонстрируя свою кредитоспособность и серьезность намерений.

Волей-неволей, пришлось обзавестись норковым полушубком, парой бриллиантов и дорогими брендовыми часами. А ведь когда-то я читала, что в Швеции, например, носить бриллианты женщине моложе тридцати, а шубу из дорогого меха – моложе сорока, просто дурной тон! И кольцо на руке означает некое лиричное обязательство мужчине…. Я посмотрела на свои руки. И скольким мужчинам я обещала быть верной? Судя по количеству колец – минимум трем одновременно.

Ладно, москвичка, значит, москвичка! В конце концов, февраль на дворе, снег лежит. Мне может быть просто холодно? - уговаривала я сама себя, натягивая «гламурный»  свитер со стразами и лакированные сапоги. До сорока мне немного осталось, так что имею право! - продолжила я диалог с самой собой, выискивая в мехе кремовой норки застежки.

Белый джип «Лексус» Андрея стоял на тротуаре под знаком «остановка запрещена». У меня потеплело на душе. Все-таки здесь еще не настолько Европа, чтобы чувствовать себя совсем не в своей тарелке!
- Сейчас я Вам покажу пару дешевых квартир в новостройках, – мужчина приятно открыл передо мной дверцу своей машины.

- Андрей, я слышала здесь два слова: «хрущевка» и «литовка», объясните мне, чем они отличаются друг от друга? – стартанула я с места в карьер.
- «Литовка», это квартира в панельном доме, в ней изолированные комнаты и есть балкон. «Хрущевка» - кирпичный дом, смежные комнаты и балкона нет. Кухни везде примерно по шесть квадратных метров.

М-да, у нас сразу понятно, что «хрущевка», это нижний край рынка, а здесь фиг разберешься, «литовка» - панель, что само по себе хуже, чем кирпич, но есть балкон и планировка лучше.
- А лифт? – поинтересовалась я вслух.
- Лифта в домах не выше пяти этажей нет нигде, даже в «сталинках».

Мы подъехали к длинному дому, которых полно как на территории бывшего Советского Союза, так и в странах бывшего «соцлагеря». Обычно обшарпанный подъезд с примитивным кодовым замком, обычный чуть затхлый запах внутри…
- И серый котик у подъезда, - вдруг добавил Андрей.
- Серый котик? – я удивилась. Может, строчка из какого-то стихотворения, о котором я не слышала?

- У нас так раньше писали в объявлениях, когда про квартиру совсем нечего сказать: «И серый котик у подъезда».
- У нас бы написали «окна в зеленый двор»! – засмеялась я, подумав о том, скольких моих соотечественников «серый котик» скорее оттолкнул бы, чем привлек. Как Вы назвали этот район?
- Кенгарагс.
- Я слышала, что он не очень благополучный…
- Был лет тридцать тому назад. Сейчас вся шпана выросла, остепенилась, многие переехали, так что теперь здесь спокойно. Я сам вырос здесь, - добавил Андрей после длинной паузы.
- Шпана, значит? – мне стало весело.
- Да. Наверное... Вон, смотрите во дворе два дома стоят, это – общежитие. Там во дворе скамеечки есть, мы туда приходили с пивом… через пять минут человек двадцать-двадцать пять сбегалось поздороваться.

Я вдруг всей кожей почувствовала, что ему грустно. Белый джип, свой дом, успешный бизнес, а… пиво на скамеечке и двадцать пять приятелей, спешащих поздороваться, остались в стране, которой больше нет.
- Жаль, что все вот так. Непонятно, что было. Не видно, что будет.
- А что мне, Марина, я – строитель. Мое дело – строить. У нас тут пару лет назад раскричались все, что кризис настал, а кричать бесполезно, работать надо. Знаете, пока был «экономический бум», все будто помешались на деньгах, такая грязь на улицах развелась! А теперь очнулись, начали улицы подметать и газоны чистить. Вспомнили, что не только деньги в жизни есть.
- У нас тоже помешались в свое время, назарабатывали денег, а… квартиру все равно не купить. В Москве такие ценники! Закачаетесь. Причем, на самое паршивое жилье. У нас вообще почти без разницы, в каком районе квартира. Разумеется, кроме Центра города. А так… главное, чтобы в пределах МКАД. Да и то сейчас за МКАДом начали строиться…

Мы медленно шли к его джипу по слякотным дворовым дорожкам. Я вдруг вспомнила все разговоры со своими друзьями, долго собиравшими деньги на квартиру, но все равно не сумевшими угнаться за подъемом московских цен на жилье. Печальные разговоры о том, как не хочется ввязываться в ипотеку, но без нее нужной суммы никак не набрать. Шальная мысль шаровой молнией озарила мне мозг.

- Андрей, а у Вас много покупателей?
- На дешевые квартиры есть клиенты, а чуть только объект подороже, так… только иностранцам, да и то с трудом. Причем, многим нравится, но нет денег у людей, понимаете! – мужчина открыл багажник машины и собрался что-то оттуда достать.
- У меня тут мысль возникла, - я старалась говорить спокойно, чтобы не смутить собеседника бурей адреналина, разыгравшейся у меня внутри. – А не попробовать ли попродавать Ваши квартиры в Москве? Я точно знаю, что деньги у людей есть, но на то, что хочется – не хватает… Может предложим им Латвию? У нас на дачу по четыре часа люди ездят, в Латвию быстрее!
- Возможно, это имело бы смысл... - Андрей высунул голову из-под крышки багажника.
- Я уверена, что смысл есть! – разгорячившись, я стала говорить громко. – Надо только подумать, как это все правильно преподнести и организовать.

Минут десять мы так и стояли около открытого багажника, лихорадочно обсуждая возможные перспективы. Наконец, я заметила, что мы орем так экспрессивно, что привлекаем пристальное внимание редких прохожих. Андрей тоже внезапно очнулся:
- Поехали, я покажу Вам кое-что.
Белый «Лексус» рванул с места, разметывая липкий мокрый снег из-под колес. 

11 февраля 2011 г.

<< Предыдущая статья

 

Следующая статья >>

Все материалы сайта принадлежат SIA NEKS и
торговой марке ® Latzeme.su

Web-design: Maírin; copyright © 2011-2016