Прежде чем расстаться с хозяином квартиры после внесения залога и заключения предварительного договора я попросила его звонить мне в Москву, чтобы информировать о ходе оформления документов, дающих возможность закончить нашу сделку. Андрей честно звонил каждые две недели и рассказывал, как идут дела.

Документы шли по инстанциям плохо. То в одном месте требовали дополнительных данных, протянув положенный для рассмотрения предоставленных бумаг срок, то в другом. Андрей злился, я старалась его успокоить.
- Я знаю, что такое государственные инстанции, я занималась в свое время оформлением перевода квартир в нежилой фонд. Бывает так, что чиновники таким образом просто требуют взяток. Андрей, не давайте им ничего! Я никуда не спешу, будем все оформлять по правилам.

- Марина, им некуда деваться! Я двадцать лет в этом бизнесе, я точно знаю, что я – прав. И мой юрист тоже говорит, что нет никаких причин для отказа в рассмотрении нашей папки. Но дело в том, что там сидит какая-то тетка, которая просто тянет время, каждый раз выдвигая какие-то странные требования. И мне приходится бросать все дела и ехать в это учреждение, чтобы лично с ней поговорить.
- Андрей, есть варианты действий, при которых мы можем обойти эту тетку? Если она уперлась, то все может продолжаться еще долго.
- Да, есть. Если на следующей неделе не получится, то пойдем через мои личные каналы и связи.

- Ты же видишь, что Бог отводит тебя от этой затеи! – оживились мои знакомые, узнав про задержку с оформлением документов. Я не могла с ними согласиться. Валить все препятствия в достижении цели на волю Бога я не привыкла, тем более, что ничего опасного в сложившейся ситуации я не видела. Я, действительно, не раз и не два в своей жизни сталкивалась с ситуациями, когда прохождение любых документов по государственным инстанциям вдруг обрастало несметным количеством мелких препятствий. Думать, что в Латвии государственная машина устроена каким-то другим образом, было, мягко скажем, наивно. Единственную реальную проблему я видела в том, что срок нашего предварительного договора заканчивался, а знакомых в Латвии, которым я могла бы дать доверенность на продление, не выезжая из Москвы, у меня не было. Надо было ехать в Ригу еще раз.

- Андрей, я готова перезаключить наш договор еще на три месяца, – мы сидели в его офисе на левом берегу Даугавы, – Вы успеете? К счастью, меня никакие сроки не поджимают, я собираюсь в середине января во Франции на горных лыжах покататься, так что можно спокойно до февраля все отложить.
- Да через две недели все уже может сложиться! – раздраженно воскликнул Андрей, откидывая на стол планы, технические описания и прочие важные бумаги, которые до того в течение часа мне честно переводил с латышского. – А может еще что-то возникнет подобное. Я не могу Вам дать точный срок, потому что не от меня это зависит. Все, что я был должен сделать от себя, я сделал вовремя! – он скрипнул зубами.

- Давайте рассмотрим худший вариант, - предложила я. – Что может случиться самого дерьмового?
- В самом худшем случае администрация может потребовать новый план перепланировки всех помещений, но это все равно не может ничего изменить в целом. Просто очередная задержка.
- Давайте договоримся так, - я поставила чашку с кофе на пятачок стола, свободный от бумаг, - если к февралю все не будет готово, то я оставляю за собой право отказаться от сделки. Я могу подождать еще три месяца, но… полгода или год, это уже слишком!

Откровенно говоря, я несколько лукавила. Меня все-таки не оставляли неприятные мысли об окнах на оживленную улицу в выбранной мною квартире, и я надеялась, что еще через три месяца, если наша сделка не будет закончена, то я смогу найти в Риге что-то более для себя интересное. Вслед за героем одного известного фильма, я была готова, пожав плечами, произнести: «А можно мне такой же, только с перламутровыми пуговицами? Нет? Значит, будем искать».

Хотя, искать не хотелось тоже. Начинать все заново, снова общаться с незнакомым агентом, снова просматривать квартиры, которые мне чем-то не очень нравятся. И еще не факт, что мне еще кто-нибудь будет рассказывать, что здесь окна выходят на кладбище, а здесь рядом наркоманский притон. За месяц летнего пребывания в Риге я не выучила город настолько, чтобы иметь возможность разобраться во всем самой. А уж надежды на то, что я под слоем новой краски на стенах унюхаю коварный грибок, вообще не было никакой!

Как ни странно, но я верила, что Андрей честен со мной. За его резковатой манерой общения чувствовалась стопроцентная уверенность в собственной ценности, а люди, которые так уважают себя, редко ступают на скользкие дорожки. Да, он может высказаться с непарламентской прямотой, но суть ситуации сечет очень четко, - думала я. В глаза он смотрел прямо, губы кривил открыто и костерил чиновников с русским темпераментом.

Когда мы приехали со Стасом в офис к Андрею в первый раз уже после возникшего между ними конфликта, то нас встретил симпатичный заспанный парень в рубашке и шортах. Проведя нас в комнату для переговоров и сварив кофе, парень исчез, через пять минут появившись уже в офисной одежде.

- Что за серьезная фирма такая, где охрана встречает клиентов в носках и шортах? - ехидно заметил Стас.
- Мы приехали раньше назначенного времени, - постаралась я смягчить ситуацию. – Тем более, что это собственники помещения, а не агентство. Зачем им тратить лишние силы и время на какую-то особенную презентацию себя? Они предлагают реальный товар за реальные деньги, так что нет нужды в дополнительном окучивании клиента.

- Но это – этика бизнеса! – не унимался правильно одетый и причесанный Стас.
- В целом я с тобой согласна, но, видимо, в этой компании такая политика ведется.
- Какая? – Стас начал заводиться, - Какая политика? Ходить перед клиентами в шортах и носках?
- Нет, - меня заинтересовала возможность проанализировать дух компании по мелким деталям. Когда я жила в Санкт-Петербурге и работала в Университете, я писала диссертацию о корпоративной культуре российских предприятий, и сейчас чертовски захотела поумничать:
– Видимо, внутренний девиз данной фирмы можно было бы сформулировать так: «Мы работаем, а не мордашками торгуем».

Наш диалог прервал вошедший Андрей.
- Вам уже дали кофе? – громогласным голосом поинтересовался он, я кивнула. – Тогда сейчас себе сварю, и начнем.
Когда он вышел в другое помещение, я прошипела на кипящего ядом Стаса:
- Не строй из себя успешного молодого адвоката из американского фильма, у здешних сотрудников другая манера общаться.

14 ноября 2010 г.

<< Предыдущая статья

 

Следующая статья >>

Все материалы сайта принадлежат SIA NEKS и
торговой марке ® Latzeme.su

Web-design: Maírin; copyright © 2011-2016