Всю дорогу от Аглоны до Риги наш со Стасом разговор вертелся вокруг уже обозначенных тем: политика Правительства Латвии, положение страны в Евросоюзе, экономический кризис, зависимость от иностранного капитала, миграция населения в более благополучные страны. Шоссе петляло, повторяя изгибы Даугавы – самой крупной реки Латвии. Небольшие города, через которые мы проезжали, выглядели чистыми, аккуратными и несравнимо более живыми, чем заснувший летаргическим сном Резекне.

- Знаете, Стас, - перебила я своего собеседника, - давайте все-таки начнем выбор объектов недвижимости с квартиры в Риге. У меня есть сейчас свободными 40 тысяч евро, что можно купить в Риге на эти деньги?
- Все, что угодно. Зависит от того, что Вы хотите.
- А что я могу хотеть? Можете сделать мне краткий обзор рынка?
- Хорошо, я попробую, - задумался парень. – Что вы можете хотеть? Первым делом, конечно, всех, кто приезжает из России, интересуют квартиры в Старом Городе, но я Вам не советую покупать что-то подобное.

- Почему? – во мне зашевелилась легкая досада, потому что перед поездкой я тщательно просмотрела в интернете все предложения по Риге и впечатлилась пентхаусами на верхних этажах исторических зданий. Прекрасное сочетание модерна, цифровых технологий и истории с культурой. Просыпаться под колокола часовен и идти варить кофе на высокотехнологичную кухню, открывать окно, вдыхая запах свежих булочек, и впитывать европейскую четкость и прибалтийскую строгость… Мне казалось, что именно этого мне и не хватало в Москве.

- Понимаете, Марина, новый мэр Риги решил сделать из города центр туристического бизнеса. И по Старому Городу практически до утра гуляют не очень трезвые иностранцы. Они кричат, поют песни, вам будет трудно жить спокойно. Если Вы хотите квартиру в реновированном доме, то это будет очень дорого.
- Что такое «реновированный», и что значит «очень дорого»? – тут же сделала стойку я.
- «Реновированный дом», это дом, от которого остался только один исторический фасад. Вся внутренняя начинка заменена на современную. Цена за квадратный метр площади в таком доме будет около 3 тысяч евро. 

- Так, а если не в «реновированном»? – я быстренько подсчитала в голове, сколько квадратных метров могу купить на свои деньги.
- В старом доме придется очень много денег потратить на ремонт. Многие дома стояли без жильцов несколько лет, и теперь там трудно восстановить все своими силами.
- А где хозяева? – мне все-таки хотелось понять, что происходит в стране.
- Кто где, - задумчиво ответил Стас. – Многие восстановили свои права собственности на дома, но выяснилось, что содержать жилой дом – дорого и неудобно. За ним же надо ухаживать, правильно? Многие домовладельцы живут в Америке и сюда приезжают редко. Многие дома забрали банки в качестве залога за кредиты. Кредиты не выплачены, и банки просто остаются собственниками таких домов. Не так-то просто продать дом, даже по очень выгодной цене. Нет в Латвии сейчас у людей таких денег.

- Хорошо, я поняла. С мыслями о Старом Городе придется расстаться, - вздохнула я.
- Нет, не надо расставаться совсем! Я могу Вам предложить другой вариант. Мы посмотрим квартиры в тихих зеленых районах недалеко от Старого Города. Я сам снимаю сейчас квартиру в одном из таких районов. Если мне хочется, то я могу минут за пятнадцать-двадцать дойти пешком до Старой Риги.

- Такие объявления есть на сайтах! – оживилась я.
- Не стоит ориентироваться на то, что есть на сайтах, - возразил Стас. – Есть очень красивые с виду реновированные дома, где стоимость площади за квадратный метр будет примерно 500 евро. Но никто не знает, что этот дом построен в таком месте, где с одной стороны – тюрьма, а с другой – очень неблагополучный район, где тусуются наркоманы и проститутки. Я вчера показывал клиентам одну квартиру, возможно, она и Вам бы понравилась. В объявлении написано, что дом находится рядом с парком, но я Вам сразу могу сказать, что это не просто зеленый парк, а старое кладбище. Хотите жить рядом с кладбищем?

Я закашлялась. С одной стороны, я не так суеверна, с другой – вид на кладбище, пусть даже очень симпатичное и ухоженное, не совсем то, на что бы я хотела смотреть каждый день.
- Понимаете, в Риге сейчас очень сложно найти квартиру так, чтобы и сам дом был хороший, и место нормальное, и цена приемлемая. Да, сайты пестрят разными завлекательными объявлениями, но мало что реально продается.

- А в чем загвоздка? – поинтересовалась я.
- В том, что дом может быть с виду очень хорош, и ремонтик там сделан свеженький, но не качественный, а так, чтобы стены просто закрасить. Выглядит прекрасно, но через год-другой пойдет по стенам грибок, и его уже будет очень трудно вывести. Сейчас компаний, готовых вкладываться в качественное реновирование или стройку просто нет. Да, когда у нас был экономический бум, то все росло как грибы после дождя, а потом грянул кризис, и весь процесс приостановился. То, что уже построено, сложно продать по тем ценам, которые предполагались изначально. Я сколько раз беседовал с хозяевами квартир, мол, сбавьте цены, не продать сейчас ничего за такие деньги. А они упираются – мы не можем продавать дешевле, чем заплатили за стройку!

- Ну, люди такие! Им обидно, - подала я ответную реплику.
- А какой толк в этой обиде, если все равно за такую цену ничего продаваться не будет? Разве только найдут какого-нибудь лоха, который, сравнивая с московскими ценами, купит такую квартиру, не особенно раздумывая.
- И чем рискует такой «московский лох»? – осторожно спросила я.
- О, много чем! Рискует получить квартиру рядом с наркоманским притоном, или рядом с кладбищем, или рядом с районом, где бомжи расселились, или в доме, где старая канализация, или грибок, или водопроводные трубы старые. Или там, где отопление могут на зиму не включить за неуплату.

- Такое тоже может быть? – удивилась я.
- Ну, чтобы совсем не включали, такого, наверное, быть не может, но коммунальные службы могут очень сильно задержать включение отопления, если у жильцов дома большие долги по оплате. А такое запросто может случиться – уехал хозяин квартиры в Ирландию клубнику собирать, и не платит ничего. И тогда получается, что остальным жильцам дома приходится скидываться и выплачивать его долг.

С прозой европейской жизни, где отопление оплачивается совсем не так, как в России, я еще не сталкивалась. И откровенно говоря, вообще об этом не думала, как о возможной проблеме. Европа начала приоткрывать мне то, что тщательно прятала за красивым фасадом долгой и насыщенной истории.

30 июля 2010 г.

<< Предыдущая статья

 

Следующая статья >>

Все материалы сайта принадлежат SIA NEKS и
торговой марке ® Latzeme.su

Web-design: Maírin; copyright © 2011-2016