Ночь я размышляла о грибках, домовладельцах, оплате отопления. Мысли были нерадостные. Утром мы встретились со Стасом.
- Кроме Старого Города и ближайших к нему «зеленых районов» что еще есть интересного?
- Еще есть Межапаркс.
- Что это? – поинтересовалась я.
- Один из самых фешенебельных районов Риги, где есть как отдельные дома, так и многоквартирные, но он находится далеко от Центра города. Я как раз хотел Вам предложить съездить туда.

Межапаркс чем-то напоминал Беверли-Хиллс так, как я видела на фотографиях друзей, посетивших этот уголок земли. Уникальной архитектуры виллы, скрытые друг от друга плотной завесой высоких кустов и деревьев, с той лишь разницей, что жители Межапаркс отгораживали себя от любопытных пешеходов высокими заборами. Жить там было бы, конечно, экстремально круто, но денег не хватит. Я уже по самой архитектуре этих строений видела, что цены здесь, конечно, поменьше, чем в Беверли-Хиллс, но кусать меня будут серьезно.

По выражению моего лица Стас понял, о чем я думаю.
- Я хотел Вам показать одну квартиру, которую месяц назад выставил на продажу мой клиент. Видите два высоких дома?
Я посмотрела туда, куда показывал Стас. Да, дома выглядели хорошо, особенно очаровывали окна на кухнях, доходящие почти до самого пола. Я давно мечтала о квартире со «стеклянными стенами», такой, где нижний край проема окна находится где-то в районе коленей.
- Пойдем, осмотрим! – оживилась я. Мы стали переходить шоссе, как вдруг характерный шум воткнулся мне в уши.

- Что это? – упавшим голосом поинтересовалась я, уже зная ответ.
- Электричка, - беззаботно ответил Стас. – Там за домом железная дорога.
- Нет, не будем смотреть! Зачем расстраиваться лишний раз? Квартира, наверняка, хорошая, но жить рядом с железной дорогой… Нет, лучше даже не соблазняться!
- Тогда давайте я Вам покажу хорошие новые районы для полноты картины, - решил меня утешить честный агент по продажам.

Мы проехали несколько кварталов с высотными многоквартирными домами. Стас что-то рассказывал о планировках этих квартир, но мне пейзаж за окном машины слишком напоминал тот, в котором я жила в Москве. Менять шило на мыло не стоило, поэтому я вполуха слушала собеседника, лишь из вежливости поддерживая разговор.
- Давайте все-таки вернемся к тихим зеленым районам недалеко от центра, - наконец, решилась я подать голос.

Стас будто ждал этой фразы:
- Я вчера еще раз просматривал каталог, прозванивал клиентов, и есть одна квартира, которая, скорее всего, Вам понравится. Правда, она в очень плохом состоянии в плане ремонта, но мы с Вами говорили, что только на такие квартиры можно получить хорошую цену. Вас не пугает перспектива ремонта?
- Пугает, конечно! – даже слегка обиделась я. – Как я буду организовывать бригады рабочих в незнакомой стране?
- Я Вам помогу, это не так страшно, как кажется. У меня есть друзья, которые занимаются ремонтами, даже есть дизайнер, которая работала в Швеции, она может Вам сделать очень интересный интерьер.
- Во сколько мне обойдется такой ремонт? – я нахмурилась, прикидывая, где еще я могу раздобыть денег.
- Тысяч в десять-пятнадцать евро. В зависимости от того, какую мебель и материалы Вы захотите использовать, – ответил Стас.

Квартира, которую мы приехали смотреть, находилась на улице Кришьяна Валдемара – одной из самых известных улиц города, на которой предпочитают селиться обеспеченные латыши, недалеко от центрального стадиона «Арена Рига». Я внимательно осмотрела дом. Сталинской постройки, он тянулся углом, загибаясь от Валдемара, на тихую улицу, с двух сторон уставленную неплохими иномарками.

Сама квартира с виду производила удручающее впечатление: голые стены со следами масляной краски, остатки полихлорвиниловой плитки на полу. Пыльный разбитый унитаз дополнял картину запустения, однако планировка была неплохой. Две большие комнаты, большая кухня, объемная прихожая и санузел, в котором можно было поставить даже угловую джакузи.

- Что здесь было до того? – спросила я у мужчины, который выступал представителем хозяина помещения.
- Детская комната милиции.
- Это хорошо. Энергетика порядка и исполнения закона, – постаралась пошутить я. Собеседник шутки не понял.
- Если Вы внесете залог, то я могу Вам сразу оставить ключи, чтобы Вы могли начать ремонт.

Ну, уж нет. Пока все документы не будут оформлены полностью, я никакого ремонта делать не начну. Мало ли что может случиться, а потраченные деньги мне никто не вернет, это ясно, как день. Однако мысли о ремонте направили мое настроение в другое русло. Это хорошо, что здесь уже все выломано, не надо платить за эту услугу дополнительно. Что за радость купить квартиру, где хозяева уже сделали легкую «косметику» для придания помещению товарного вида? Все равно придется все переделывать, а ломать уже сделанное будет жалко. Здесь жалеть было не о чем.

- Меня смущает только одно, - я решила поторговаться.
- Что? – безучастно ответил представитель собственника.
- Окна на улицу. Второй этаж, будет шумно.
- Поставите трехслойные стеклопакеты, - столь же бесстрастно ответил мужчина.
- Сколько времени у нас уйдет на оформление сделки? – я решила перейти на сугубо деловой тон.
- Месяца три, минимум.
- А в чем дело? – такой срок казался мне неоправданно большим.
- Дело в том, что у нас в собственности еще и помещения на первом этаже. Мы покупали все одним объектом – и первый этаж, и эту квартиру. У этого объекта один кадастровый номер, поэтому для того, чтобы продать квартиру, нам надо разделить объекты и присвоить каждому помещению свой кадастровый номер, который должен быть зарегистрирован в Земельной книге.

- А что будет на первом этаже? – светски поинтересовалась я, с трудом запомнив информацию о кадастровых номерах и Земельной книге.
- Хотим продать под офисы. Если Вам интересно, то есть еще подвал почти пятьсот квадратных метров, хорошо бы спортзал сделать.

Главное, чтобы не ночной клуб, - подумала я. У меня в Питере случилась такая оказия. Купив квартиру в «тихом центре», недалеко от концертного зала Октябрьский, через несколько лет я оказалась соседкой веселого ночного клуба, разгоряченные посетители которого часто выходили на улицу ровно под мои окна и темпераментно делились наболевшими новостями друг с другом.

- Мне нравится квартира, но я не могу сразу сказать Вам свое окончательное решение, - сообщила я, прощаясь с неприветливым представителем собственника.
- У Вас есть мой телефон, звоните, – градус эмоций в его голосе остался прежним.

3 августа 2010 г.

<< Предыдущая статья

 

Следующая статья >>

Все материалы сайта принадлежат SIA NEKS и
торговой марке ® Latzeme.su

Web-design: Maírin; copyright © 2011-2016