Стас оказался интеллигентным молодым человеком лет 25 в узких джинсах и роговых очках. Исполнив положенный ритуал знакомства с расспросами, как я доехала, как мне спалось, и каковы мои первые впечатления о Латвии, мы поехали осматривать местные достопримечательности.

Первым делом Стас привез меня к заброшенному замку, стоящему на небольшом холме. Замок производил печальное впечатление, хоть и был частично отремонтирован, зато вид, открывающийся со смотровой площадки, разливал по сердцу приятное умиротворение.
- Какая у вас здесь природа первозданная! – не удержалась я от комментария.
- А отчего бы ей не стать первозданной, если почти никого не осталось из жителей! – неожиданно грустно ответил мой спутник.
- Стас, а что случилось? У вас же когда-то было прекрасное сельское хозяйство... Я помню, что такое прибалтийский творог, сливки…
- Уехали люди, Марина! Потому что невозможно здесь жить – не на что!

Я опешила.
- Как это "не на что жить", когда земля должна кормить с избытком?
- А так, - Стас поджал тонкие губы, - нам убили все сельское хозяйство! Понимаете, не нужны никому наши продукты, потому что в Евросоюзе уже есть достаточно производителей, которым надо свою продукцию продавать. А потом, когда мы вошли в еврозону, так сюда ринулись шведские банки, которые давали кредиты почти просто так. И люди сошли с ума. Зачем ковыряться с землей, если можно взять кредит на развитие мифического бизнеса? И надеяться, что не придется его отдавать!
- Так не бывает, что не придется отдавать! – возмутилась я.
- Вот именно! А люди – наивны, они не подумали об этом. И через несколько лет, когда банки потребовали свои деньги обратно, то… почти все, кто брал кредиты, стали банкротами. Вы были в Резекне?
- Да, странное впечатление, мертвый город!
- А ведь там был завод по изготовлению сгущенного молока. Вы, может быть, помните банки такие голубые?

Конечно, я помнила голубые банки со сгущенным молоком. Просто тогда мне в голову не приходило рассматривать этикетки на предмет информации о производителе.
- Завод закрыли, - продолжил Стас, - и людям стало негде работать вообще. Марина, вы точно хотите здесь жить? – он посмотрел на меня поверх роговых очков.
- Стас, вы хотите меня отговорить? – я решила все-таки выяснить, по-возможности, всю правду.
- Конечно, решать Вам, но я должен Вас предупредить, что здесь совсем нет социального сектора.
- Как это? – удивилась я.
- Пенсии каждый год сокращают, больницы закрываются, вся медицина платная. На весь район одна машина скорой помощи. Вам нравится наша природа?
- Конечно! – воскликнула я, вспоминая Москву.
- Она так хороша только потому, что нет здесь никого. Вся молодежь уехала, кто в Англию, кто в Ирландию, кто в Америку. Люди постарше, у которых были родственники в России, Украине или Белоруссии, уехали туда.
- Зато аисты над дорогой летают, - мечтательно протянула я.
- Потому что заводов больше нет, воздух чистый, – ответил Стас.
- А что у вас теперь с собственностью на землю? – я вспомнила свою мысль о покупке дома на берегу озера.
- Шведы и датчане скупают участки вокруг озер. Они же здесь себя уже почти полными хозяевами чувствуют! – интеллигентный Стас неожиданно зло сплюнул на землю.

– Я вижу, что я вас огорчил, поехали на озеро искупаемся? – добавил он после минутной паузы. – Вы любите горные лыжи, я помню, вы говорили по телефону. Мы сейчас поедем в комплекс Саулескалнс, там есть небольшая горка и подъемник. Когда-то туда любила ездить ваша русская партийная элита. Сейчас, конечно, горы не видно, но базу отдыха можем посмотреть, а озеро Дридзис – самое глубокое озеро Латгалии.

Почему не поехать? - подумала я. В конце концов, я никуда не спешу… действительно, надо искупаться, чтобы как-то собрать мысли в кучку. В тот день, когда я приехала в Латвию, заселившись в гостиницу, я попыталась сама найти какое-нибудь озеро в окрестностях Даугавпилса, чтобы искупаться, но мне не повезло. Везде, где я ездила, стояли шлагбаумы с надписью о том, что въезд на частную территорию запрещен. Я подходила к берегу озера, смотрела на колышущуюся на дне траву, но залезть в воду так и не решалась. Как-то жутковато было совсем одной. Да и потом я не знаю местных законов. Вдруг меня оштрафуют за то, что я вторглась на частную территорию?

Берег озера Дридзис оказался достаточно оживленным. В небольшом кафе играла музыка, на песке стояли аккуратные лежаки, на которых в расслабленных позах отдыхали люди. Кто-то с семьей, кто-то с компанией, но в целом все выглядело очень прилично. Стас встретил приятелей и занялся оживленной беседой с ними, а я полезла купаться.
- Хотите нырнуть с пирса? – догнал меня Стас уже в воде.
- Нет, я не умею нырять… - пожаловалась я.
Около пирса стоял скутер, но пока желающих на нем покататься не находилось.

Наплававшись вдосталь, я вылезла на берег и запустила руку в пакет с мелкими яблочками, привезенными Стасом из сада его родителей. Ныряние с пирса подняло моему проводнику настроение.
- Поедемте, я покажу вам другое озеро! Оно не такое большое, как это, но про него ходят разные легенды…
- Какие легенды? – я навострила уши.
- Разные, Марина. Говорят, что у этого озера двойное дно, и вообще, на берегу странные вещи происходят. Приезжали водолазы как-то исследовать подводный рельеф, так у них вся аппаратура вышла из строя. Может быть, там какая-то электромагнитная аномалия…

Научный подход меня не устраивал, романтичная душа жаждала мистичных страшилок.
- Может быть, там водяной живет, который утаскивает молодых девушек туда, где второе дно? – в надежде на чудо спросила я. – Или молодых людей, - добавила после некоторых раздумий, чтобы Стасу не было обидно.
- Нет, что Вы! – вскинулся Стас, - таких историй нет. Просто странное место и все.

Озеро Черток оказалось спрятанным от глаз людей весьма тщательно. Мы раза три останавливали машину на обочине и выходили в поисках дорожки к этому заколдованному месту, но плутания по лесу снова выводили нас на шоссе. Меня охватило мистическое возбуждение. С расширенными зрачками я обратилась к молодому человеку.
- Стас, может быть, надо попросить у тех существ, что охраняют это озеро, разрешения пройти его посмотреть?
Парень не поддержал моего готического настроения.
- Сейчас мы заедем в одну деревеньку и спросим точную дорогу. Я лет десять здесь не был, а мальчишкой купался почти каждый день, когда погода позволяла.

Я не знаю, какие легенды ходят об этом озере, но выглядело оно потрясающе. Почти ровная окружность берегов обрамляла нереально прозрачную воду. НЛО приземлялось? Или метеорит упал? Не может в природе быть таких правильных форм у ландшафта – размышляла я, пока мы шли по деревянной лестнице к берегу. Лестница закончилась приятным балкончиком, нависающим прямо над водой. Вид был великолепный, и мы со Стасом с удовольствием пофотографировали друг друга на фоне воды.
- Ну что, будем купаться? – в голосе моего спутника зазвучали провокационные нотки.
Мне всегда сложно сопротивляться ситуациям, когда меня берут «на слабо».
- Конечно, будем! – держась за балкончик, я осторожно ступала по песчаному дну.

- Здесь нет рыб и растительности, какой-то особенный состав воды, - слышала я за спиной голос Стаса. Не оборачиваясь, я сделала несколько шагов по резко обрывающемуся в глубину дну и поплыла, стараясь издавать поменьше звуков. Поддавшись общему настроению места, Стас тоже плыл тихо. Поравнявшись со мной, он почти шепотом спросил:
- На тот берег поплывем?
До противоположного берега было недалеко, и, в принципе, доплыть можно было без проблем, но чем дальше я приближалась к середине озера, тем больше нарастало желание повернуть обратно.
- Нет, - я с трудом сдержала дрожь в голосе, - мне страшновато что-то… поплыли назад!

Бешеное биение сердца мне удалось унять, только когда я переоделась в сухую одежду и снова залезла на деревянный балкончик.
- Смотрите, что это! – Стас, округлив глаза, показывал на середину озера пальцем. По зеркально ровной глади воды шли симметричные полоски ряби.
- Ветер, наверное, - ответила я, сама не веря своим словам, чтобы не думать о том, что пять минут назад мы были совсем рядом с этим странным явлением. Мы со Стасом переглянулись.
- Может быть, поедем куда-нибудь пообедать? – небрежным тоном предложил молодой человек.
- Да, это – хорошая идея! – я честно держала лицо. Удивительно быстро мы дошли до нашей машины и очень скоро снова оказались на шоссе.

31 июля 2010 г.

<< Предыдущая статья

 

Следующая статья >>

Все материалы сайта принадлежат SIA NEKS и
торговой марке ® Latzeme.su

Web-design: Maírin; copyright © 2011-2016