Я не знаю, с какой точки начать отсчет в своем рассказе.

Может быть, с того момента, когда я сидела на подоконнике в проеме высокого окна здания Санкт-Петербургского Университета с манерной тонкой сигаретой во рту и внимательно разглядывала весенние лужи на тротуаре. В голове вертелась идея из одной популярной книжки по практической психологии: «Представьте себе самый счастливый вариант своего будущего и начинайте наполнять его вашим желанием. Энергия исполнения желаний течет только в сторону удовольствия».

Я сидела и думала о том, что нет удовольствия в моих мечтах. Отдельная от родителей квартира? Работа в финансовой компании? Муж со светлой челкой в металлических очках, просматривающий «Коммерсант» за завтраком? Пара пухлявых ребятишек? Все это было приятно, но… что-то мешало хотеть этого со всей страстью моей души.

«Отпустите свои желания на свободу, представьте, что возможно все, даже то, что вам на нынешний момент не кажется реальным», - продолжала я вспоминать мудрые советы американца, написавшего книжку. А что если попробовать? Ну, чисто теоретически, даже зная, что ничего не может сбыться, потому что нереально? Тогда что? О чем бы я мечтала?

Мне стало грустно… я даже мечтать так безудержно окаянно, как в детстве, разучилась, когда миры творились и стирались одним движением моих ресниц. Хорошо, в детстве нет опыта, в детстве нет связи с реальностью, в которой придется жить. В детстве живешь в мире, где нет денег, переговоров, контрактов, обязательств… Вкусная еда, уютная постель, безудержная любовь, верная дружба появляются в жизни сами собой.

Детство не повторится, и незачем его повторять, детская смелость в мечтах – следствие незнаний законов жизни в мире. Я взрослая, двадцать семь лет, я уже очень взрослая, чтобы понять главное – жить нужно в гармонии с тем, что тебя окружает.

И что меня окружает? Подруги, мечты которых не выходят за обозначенные мною рельсы. Выйти бы замуж за хорошего парня, купить бы свою квартиру, устроиться бы на хорошо оплачиваемую работу. Мне стало муторно от фатальной определенности этого маршрута. И все-таки? Чего бы мне хотелось, если бы не было этих рельс, на которые мы встаем в желании соответствовать установленному стандарту? Я тяжело вздохнула.

Ну, если уж быть честной с самой собой, то мне бы хотелось уехать из Питера. Конечно, Санкт-Петербург – самый красивый город на свете, но ведь есть еще Москва, Париж, Нью-Йорк, Лондон… куда хотелось бы приехать с легким чемоданом в ощущении, что весь мир только и ждет, чтобы я решила его попробовать на вкус.

А может быть глупо начинать отсчет с того момента, ибо тогда ничего из моих размышлений не привело меня к реальным действиям. Единственное, на что меня хватило, это на переезд в Москву. И восемь лет азартнейшей игры в «американское карьеропостроение». Мое резюме пестрило названиями брендовых компаний и банков. Последней «вишенкой на кремовом торте» моей блестящей карьеры был Лукойл. Я добилась всего, о чем мечтала, уезжая в Москву. Я добилась большего, чем могла предположить. А дальше что?

Передо мною снова замаячила постылая картинка: муж со светлой челкой в металлических очках, читающий за завтраком «Коммерсант», пара пухлявых ребятишек… Почему-то энергия удовольствия никак не хотела устремляться в это видение. Скорее наоборот, чем больше я об этом думала, тем больше портилось настроение. Квартиру в Москве я купила. Небольшую, однокомнатную, в тихом зеленом районе… Красную BMW тоже…

В субботний вечер от подъезда моего дома до дверей офиса, где я работала, можно было доехать за двадцать минут. Но в рабочие дни машина чаще оставалась в гараже. На метро быстрее, чем по легендарным пробкам столицы. На заработанные мною деньги можно было купить либо дачу в Подмосковье, либо поменять квартиру на двухкомнатную. И эти перспективы тоже не радовали.

Где будут гулять мои дети? В московском дворе, куда страшно выйти даже днем, потому что по внутренним дорожкам ездят со страшной скоростью машины, пытающиеся объехать многокилометровые московские пробки. А как я буду вывозить детей на дачу, куда надо выезжать в ночь с пятницы на субботу с тем, чтобы в обед в воскресенье уже отправиться в обратную дорогу? Я помню, что моя собственная дорога на дачу в детстве длилась час, и я за этот час успевала измучиться так, что с трудом волочила ноги по дороге от станции до дачного домика. И что будет со мной и моими детьми на даче, куда мы с таким трудом добрались? Участок в десять соток с искусственным бассейном, дом с верандой, с которой видна и слышна вся жизнь соседей?

Муж, да Бог с ним, пусть будет со светлой челкой и металлическими очками, не в этом сейчас дело! Муж, который с запавшими от усталости глазами, будет по мобильному телефону организовывать починку механизма, открывающего металлические ворота, думать о необходимости вызвать специалистов по укладке дорожек, или с молчаливым упреком смотреть на газон, заросший травой, который две недели никто не подстригал.

Где звенящая тишина? Где огромные звезды на бархатном небе? Где туманное утро и озеро с серебряной рыбой? Где вожделенное одиночество, в котором можно привести в порядок растрепанную сделками и контрактами душу? Где леса, в которых можно бродить с ружьем или корзинкой, позволяя мыслям плавно течь в голове? Я не против перспективы копаться в земле, я против перспективы оставаться менеджером крупной компании 24 часа в сутки. В конце концов, я хочу откинуть светлую челку со лба мужа, снять с него металлические очки и увидеть в его глазах то, из-за чего я все-таки вышла за него замуж. И хочу, чтобы мои дети уставали не смотреть телевизор или глазеть в экран компьютера, а играть на улице. И чтобы по утрам меня будило пение птиц и лучи солнца, попавшие на подушку, а не бензопила или газонокосилка соседа и голоса гастарбайтеров, работающих на стройке через дорогу.

Я сидела за компьютером и листала сайты с предложениями недвижимости за границей. Недвижимость во Франции… я не знаю языка. Недвижимость в Испании… жарко и сухо, не подходит. Недвижимость на Кипре… модно, но неудобно. Я видела эти участки, когда ездила в отпуск в прошлом году. Красиво все только на рекламной картинке. В оригинале это нарезка по десять соток в безводной пустыне вдоль шоссе. Недвижимость в Хорватии… здорово, но уж очень сложная обстановка у населения. Сербы, хорваты, албанцы. Пятачок, на котором столкнулись представители трех мировых религий, и нет у них в ближайшее время возможности договориться между собой. Недвижимость в Латвии… ах ты, черт, я и забыла уже, что Прибалтика теперь заграница! Шенгенская зона, открытые границы во всю Европу… Надо подумать, определенно надо подумать!

6 мая 2010 г.

   

Следующая статья >>

Все материалы сайта принадлежат SIA NEKS и
торговой марке ® Latzeme.su

Web-design: Maírin; copyright © 2011-2016