Отдельную страницу истории Латвии я бы посвятила латышским стрелкам.

Латышские дивизии, созданные по инициативе Депутатов российской Государственной думы латышского происхождения, изначально создавались для борьбы с немцами в Первую Мировую войну. Объявление о формировании национальных военных соединений вызвало большое воодушевление среди жителей Латвии, эвакуированных вместе с заводами в Россию в ходе военных действий.

Набранные из добровольцев латышские стрелковые отряды, позднее расширившиеся до дивизии, очень быстро стали самым боеспособным подразделением Российской Армии. Во время октябрьской революции и последовавших за ней восстаний против большевиков, латышские стрелки воевали на стороне красных, за что и получили ранее почетное, а теперь сомнительное звание «красных латышских стрелков».

Каким образом Ленин и сотоварищи добились от латышей такой высокой степени лояльности, мне неизвестно, однако факты – вещь упрямая. И факты, свидетельствующие о том, что Ленин мог целиком и полностью положиться только на красные латышские дивизии, имеют место быть. И эти факты заставляют меня с легким юмором воспринимать заявления некоторых латышских историков о том, что если бы не было большевиков, то у Латвии было бы намного меньше проблем.

Как невозможно построить коммунизм в отдельно взятой квартире, так невозможно построить государство абсолютно нейтральное к жизни соседей. Объективность исторических фактов основана на таких хитросплетениях событий, мотивов и ситуаций, что желание выписать свою историю совершенно отдельной от исторических драм соседей, представляется мне, мягко скажем, наивным. И были бы успехи большевиков в России столь очевидными и долгосрочными, если бы не красные латышские стрелки, вопрос для меня открытый.

Пока Красная Армия двигалась с востока на запад, устанавливая на освобожденной от немцев территории советскую власть, Временное Правительство Ульманиса пытается получить у немцев разрешение на формирование национальной армии для борьбы с большевиками. Однако, немцев не устраивает наличие у независимой Латвийской Республики своей боеспособной армии. Разрешение они дают в декабре 1918 года, но комплектование и вооружение ландесвера, такое название получила первая собственная армия Республики, идет медленно и трудно.

Более того, параллельно с ландесвером немецкий генерал Винниг, представляющий Германию на территории Латвии, объявляет о создании «железной бригады», позднее превратившейся в «железную дивизию». Наверное, не стоит лишний раз подчеркивать, чьи интересы должно было защищать данное военное формирование.

Успехи Красной Армии в лице латышских стрелков в Латвии к концу 1918 года были настолько очевидны, что, не дожидаясь полного захвата страны, Ленин спешит признать Советскую Латвию суверенной и независимой. Буквально в считанные дни принимается постановление об образовании «красного правительства» под руководством Петериса Стучки. Новое правительство, легитимность которого, конечно же, вызывает у меня большие сомнения, издает Манифест, в котором честолюбиво заявляет о падении оккупационного режима Германии, восстановление диктатуры пролетариата и переходе всей власти в руки Советов рабочих и безземельных крестьян. Также правительство Стучки объявляет о создании Латвийской Социалистической Республики, которую Советская Россия незамедлительно признает независимой.

Латыши о персонаже по имени «Петерис Стучка» либо забыли, либо предпочитают не вспоминать, что, на мой взгляд, справедливо. Этот человек мало сделал для истории родной страны, вся его неистовая активность досталась России. Впрочем, Россия платит ему взаимностью. Похоронен он у Кремлевской стены, не дожив на свое счастье до сталинских «чисток» ленинской гвардии. А в 2005 году в одном из городов России, где Стучка был в ссылке за сопротивление царскому режиму, установлена мемориальная доска.

В конце января 1919 года Советской власти в Латвии оказывается подчинена почти вся территория, кроме узкой полоски балтийского побережья в Курземе. Большевики ликуют и празднуют победу так, как они делали везде. Террор «буржуазных и контрреволюционных элементов», национализация собственности, индустриализация, электрофикация, всеобщее бесплатное образование и восьмичасовой рабочий день.

Правительство Ульманиса, фактически, потерявшее страну, не успев ее толком обрести, не сдается, хотя находится в очень сложном положении. С одной стороны у него Советская Латвия, с другой – немецкие власти, которые тоже не спешат помогать в борьбе за страну, понимая, что как только вопрос с большевиками будет решен, так с новой силой возникнет проблема независимости и самостоятельности Латвии. Ульманис вместе с группой министров лично посещает некоторые североевропейские страны, стремясь заручиться их поддержкой. В чем весьма преуспевает.

После нескольких месяцев относительного затишья в Латвии снова разгорается ожесточенная борьба между властью советской, немецкой и демократически-национальной. И говорить о каком-то едином мнении, едином фронте, или даже пытаться определить, из солдат и офицеров какой национальности состояли противоборствующие войска, абсолютно бесполезно. Среди всех армий, безжалостно крошащих друг друга, были и немцы, и латыши, и русские.

Кто-то участвовал в этой войне добровольно из идейных соображений, кто-то за деньги или землю, а кто-то просто был принужден силой. И мне не хочется судить никого из участников тех событий. Совсем не потому, что я такая пацифистка и против насилия вообще, а потому что личная драма каждого человека, из тех, кто был там, слишком велика.

<< Предыдущая статья

 

Следующая статья >>

Все материалы сайта принадлежат SIA NEKS и
торговой марке ® Latzeme.su

Web-design: Maírin; copyright © 2011-2016